Создать аккаунт
Главные новости » Политика » Решение об ударах по России ставит перед Западом тяжелые вопросы 
Политика

Решение об ударах по России ставит перед Западом тяжелые вопросы 

0

Фото из открытых источников
США «всерьез опасаются, что Россия может подойти вплотную к Харькову. А в разгар президентских выборов для администрации Байдена это крайне нежелательно». Такими словами эксперты объясняют решение Вашингтона разрешить ВСУ использование дальнобойного оружия против России. Однако в то же время все требования ВСУ по этому поводу США не удовлетворили. Почему?
 
Представители киевского режима и западные политические «ястребы» празднуют решение США и стран Евросоюза разрешить ВСУ использование против России западных дальнобойных средств поражения. Тех самых, что могут быть применены для ударов в глубину российской территории. Не в прифронтовой зоне, а на сотни километров вглубь – по городам Центральной и Южной России, включая Москву.
 
В НАТО уверяют, что «все справедливо». «Самозащита – это не эскалация, а фундаментальное право. У Украины есть право и обязанность защищать своих людей, а у нас есть право помогать Украине поддерживать свое право на самозащиту», – утверждает генсек НАТО Йенс Столтенберг.
 
На самом же деле данное решение будет иметь целый ряд неприятных для киевского режима и Запада вопросов и аспектов. Юридических, моральных, военных и политических.
 

Аморально и незаконно


 
Например, непонятно, у кого есть право защищать украинских людей? Кто, собственно, этих людей представляет? «Вопрос о легитимности Зеленского, мягко говоря, неоднозначный. Проще говоря, какой-то человек в Киеве решает за простого украинца, должен ли тот умирать и убивать. И где здесь «защищать свой народ»?» – объясняет газете ВЗГЛЯД старший научный сотрудник ИМЭМО Дмитрий Офицеров-Бельский.
 
Получается, что украинцев защищает как раз и прежде всего Россия. «Наши претензии просты: помогая вооружениями и боеприпасами киевскому режиму, Запад тем самым увеличивает количество жертв с обеих сторон – и прежде всего среди мирного населения», – продолжает Дмитрий Офицеров-Бельский.
 
Запад при этом идет как раз поперек собственной пропаганды. «На протяжении 1990-х и начала нулевых годов США и ЕС пытались выстроить юридическую модель примата прав человека над международным правом. Эта модель лежала в основе гуманитарных интервенций Запада и военных операций против тиранов. А кто сейчас Зеленский, как не тиран? Саддам Хусейн был гораздо более легитимным, чем Зеленский сейчас», – резюмирует Дмитрий Офицеров-Бельский.
 

Работают западные военные


 
С военной точки зрения тоже не все однозначно. Передача западного оружия Украине для ударов по России не делает это оружие и эти удары автоматически «украинскими» – ведь они проводятся не то что при помощи, а руками западных военных специалистов. Кадровых офицеров армий стран – членов НАТО.
 
«Все дальнобойные удары связаны с выдачей целеуказаний. А целеуказание для американских систем – например, тех же систем HIMARS – задают американские же специалисты. Украинцы это делать не могут просто потому, что Соединенные Штаты их до этого процесса не допускают», – поясняет газете ВЗГЛЯД военный эксперт Иван Коновалов. Речь все-таки идет о чувствительных технологиях. А кроме того, у ВСУ банально не хватает квалификации. «Сам характер конфликта таков, что действовать нужно очень быстро. Комплексы подгоняют – и нужно сразу же с них работать. А когда этому учить украинцев? На обучение нет времени. Поэтому очевидно, что комплексы заходят уже с американскими специалистами», – продолжает Иван Коновалов.
 
И квалификации не только в плане целеуказаний. «Возьмем, например, французскую артиллерийскую установку «Цезарь». В ее экипаже должен быть как минимум один француз. Дело в том, что театр боевых действий – это сплошные буераки, перелески, овраги. Там все трясет, все ломается. То есть тот, кто знает, где и что у нее «заболело». Украинцы только разбираться с этой техникой будут месяц, а французские специалисты имеют представление, что и где у их установок может «заболеть», – поясняет Иван Коновалов.
 

Почему США наложили ограничения


 
С политической же точки зрения в США и ЕС до сих пор нет никакого единства по вопросу ударов. Решение принято, однако американцы наложили на него массу ограничений.
 
«Украинцы обратились к США по вопросу применения некоторых из полученных средств поражения на фоне успехов российских войск на Харьковском направлении. Однако позиция по ATACMS большой дальности остается той же самой», – говорит постоянный представитель США при НАТО Смит Джулианн.
 
Более того, Пентагон не горит желанием помогать Украине наносить тотальные удары по России. «Пентагон передает Украине данные далеко не о всех целях, которые видит – лишь о тех, которые сам считает целесообразным», – поясняет Иван Коновалов. Киев просит о расширении масштабов ударов, и американцы, по словам представителя Белого дома Джона Кирби, готовы разговаривать на эту тему – однако пока лишь разговаривать.
 
«Стоит разделять Соединенные Штаты и некоторые оголтелые страны Центральной и Восточной Европы, которые давно выступали за нанесение ударов дальнобойным оружием вглубь российской территории. Для американцев решение носило вынужденный характер и связано с тем, что Украина терпит военное поражение. Они всерьез опасаются, что Россия может как минимум подойти вплотную к Харькову. А в разгар президентских выборов для администрации Байдена это крайне нежелательно», – поясняет Дмитрий Суслов.
 
И дело не только в президентских выборах. Если посмотреть на карту, то Харьковская область как бы вдается вглубь России. И если эта территория (не говоря уже о городе Харькове) попадет под контроль Москвы, то стратегическая важность оставшейся Украины для США резко падает. В итоге Вашингтон скорректировал свое понимание недопустимых рисков. «Однако в то же время американцы считают, что нанесение ударов по приграничным территориям не приведет к прямому военному столкновению России и НАТО, а значит, к ядерной войне», – считает Дмитрий Суслов.
 

Кто возьмет на себя ответственность


 
Есть еще и личностный аспект – разрешение о нанесении конкретных ударов по конкретным объектам должен кто-то подписать. Кто-то из американского руководства или руководства НАТО. Взять на себя ответственность за действия, которые могут стоить карьеры и даже привести за решетку.
 
«Трамп под судом и возможно сядет (что не мешает ему избираться), Байден в сомнительном умственном состоянии. И на фоне того, что сам Зеленский становится все более токсичной фигурой, в Пентагоне не понимают, на что ориентироваться.
 
Никто не хочет подписывать разрешения. Все понимают, что со временем начнутся судебные разбирательства – кто, как и на каких основаниях отдал приказ о нанесении ударов по городам ядерной державы. То есть совершил военное преступление. Этого человека возьмут за хобот и приведут в военный трибунал», – говорит Иван Коновалов. Особенно в том случае, если нужно будет искать крайних.
 

Перед США и НАТО встанет выбор


 
Тем не менее со временем позиция Вашингтона может ужесточиться. «Нынешнее решение расклад сил не изменит – Украина будет проигрывать и дальше. А значит, Вашингтон станет принимать все более эскалационные решения для недопущения поражения киевского режима – ведь сейчас в Вашингтоне это поражение рассматривается как большая опасность для интересов США, нежели риски прямого военного столкновения с Москвой», – говорит Дмитрий Суслов.
 
Однако она может и стать более прагматичной. «На Западе основная дискуссия ведется не о том, имеет ли киевский режим право на оборону, а о том, что если режим не выиграет, то стоит ли умножать жертвы? И если не стоит, то нужно обсуждать условия прекращения конфликта, касающиеся вопросов континентальной безопасности», – говорит Дмитрий Офицеров-Бельский.
 
Иначе говоря, исход этой дискуссии во многом будет зависеть от успехов российской армии на поле боя. У США должно возникнуть понимание того, что риски прямого военного столкновения НАТО с Москвой абсолютно реальны. И что эти риски гораздо страшнее, нежели итоговое поражение Украины.
 
0 комментариев
Обсудим?
Смотрите также:
Продолжая просматривать сайт lost-news.ru вы принимаете политику конфидициальности.
ОК